Сочинение: "Литературно-подготовительный характер дневников Толстого"
на школьном ТЕГОСе

← К автору
Страница: [ 1 ] 2
Литературно-подготовительный характер носили не только ранние дневники Толстого. Такой же характер и значение имел и первый пробный, незавершенный литературный опыт Толстого - отрывок, названный им "История вчерашнего дня". Замысел "Истории вчерашнего дня" относится к самому началу 1851 г. 18 января Толстой записывает в дневнике: "Писать историю моего дня". Через два месяца, 24 марта 1851 г., в дневнике появляется более пространная запись о том же: "Написать нынешний день со всеми впечатлениями и мыслями, которые он породит". В последующие дни Толстой непосредственно работает над отрывком.

Отрывок начинается словами, которые объясняют толстовский замысел: "Пишу я историю вчерашнего дня, не потому, чтобы вчерашний день был чем-нибудь замечателен, скорее мог назваться замечательным, а потому, что давно хотелось мне рассказать задушевную сторону жизни одного дня.- Бог один знает, сколько разнообразных, занимательных впечатлений и мыслей, хотя темных, неясных, по |не] менее того понятных душе нашей, проходит в один

день. Ежели бы можно было рассказать их так, чтобы сам бы легко читал себя и другие могли читать меня, как и я сам, вышла бы очень поучительная и занимательная книга, и такая, что не достало бы чернил на свете написать ее и тиши рафчиков напечатать".

Замысел отличается необычностью и смелостью. Можно сказать также, что он вполне оригинален. Известно, что в самом начале литературной деятельности Толстой испытывал сильное увлечение Стерном. Следы этого увлечения видны и на первом незавершенном опыте Толстого: отказ от фабульного построения, интерес к задушевной стороне человеческой жизни. Но толстовская манера в "Истории вчерашнего дня" (как и в последующих биографических повестях) заметно отличается от нее. У Толстого пет интеллектуальной изысканности Стерна, очаровательной и легкой его иронии, у него начисто отсутствует игровой момент, столь сильный у Стерна. У Толстого все серьезнее и глубже. Он стремится проникнуть туда, куда никто до него не проникал, в тайное тайных человека, он задался целью показать самые "корни человеческих поступков". В этом он отталкивается от Стерла и идет много дальше Стерна. Как заметил Б. Курсов, "возможно, рассказ „История вчерашнего дня" был задуман с целью и освоения всего лучшего в манере Стерна, и преодоления этой манеры как таковой".

В отрывке "Истории вчерашнего дня" немало открытий. Открытий психологических и одновременно художественных. Сама позиция рассказчика характерная вообще для Толстого) - позиция открывателя. Он пишет: "Я посмотрел на часы и встал. Удивительно: исключая как когда я с ней говорю, я никогда не видал па себе ее взгляда, и вместе с тем она видит все мои движения.- "Ах, какие у нею розовые часы!" - Меня очень оскорбило, что находят мои брегетовские часы розовыми, мне так же обидно показалось, ежели бы мне сказали, что у меня розовый, жилет. Долито быть, я приметно смутился, потому что, когда я сказал, что это, напротив, прекрасные часы, она в свою очередь смутилась. Должно быть, ей было жалко, что она сказала вещь, которая меня поставила в неловкое положение.
Страница: [ 1 ] 2
← К автору
Школьный раздел
На главную
1